13:03 

Мне подарок! =D

Джейкенсон
Кофе?
06.01.2016 в 15:54
Пишет Weisshaupt Fortress:

Для Джейкерсон



top_top_banner


top_banner



Для: Джейкенсон
От::moroz1:

Название «Всё, что нужно»
Пейринг: Каллен/м!Хоук
Категория: слэш
Жанр: drama/romance
Рейтинг: PG-13
Размер: мини, ~3200 слов
Предупреждение: сложные маго-храмовничьи отношения(с)
Комментарий автора: Санта просит прощения за запоздавший подарок. 


Стучать бронзовым дверным молоточком, вызывая слуг, ждать на пороге могут позволить себе добропорядочные визитёры, к каковым сэр Каллен Стэнтон Резерфорд, рыцарь-капитан киркволлского отделения ордена храмовников, не относился. Не сейчас, по крайней мере.
– ... и тут рядом со мной ка-а-ак жахнуло молнией, палёным завоняло, думаю, ну, всё, Варрик Тетрас, «Трудную жизнь в Верхнем Городе» не дописал, гонорар за «Мечи и щиты» не потратил, Бартранду бороду по волоску не выщипал, ну, ты же понимаешь, Бодан, что это самое мяг… – замолчав на полуслове, Варрик Тетрас обернулся и как-то непонятно хмыкнул. – О, здравствуйте, сер Каллен. А я вот буквально только что про вас вспоминал, вас нам очень, очень не хватало.
Варрик и Бодан восседали посреди гостиной, а вокруг них кучами и кучками прямо на полу было разложено разнообразное барахло — отрезы кожи, шнуры и верёвки, какие-то железки, чешуя — чешуйками и кусками на шкуре; сын Бодана, тихонько что-то бормоча под нос, увлечённо рылся в сундуке. В целом картина чрезвычайно напоминала рабочую обстановку цеха Формари с поправкой на отсутствие лириума. 
Прикрыв на несколько мгновений глаза, Каллен медленно-медленно выдохнул, старательно давя раздражение, мысленно проглядел свидетельские показания, но арбалетных болтов в подземелье найдено не было («или кое-кто очень внимательно всё обыскал»), так что хватать гнома за воротник и волочь на допрос как соучастника было немного рано. Хотя, вообще-то, ожоги «как от молнии» в описании, данном магом-лекарем, были.
– Где он?
Гномы переглянулись и молча ткнули в сторону лестницы, да так и не произнесли ни слова, пока сер Каллен не принялся спускаться вниз, в подвал.
– И что, так каждый раз? 
– Да.
– А я и не верил, нет, это ж надо же…
В голосе набирающего известность писателя Варрика Тетраса было столько любопытства и предвкушения, что сер Каллен испытал острый приступ желания вернуться обратно и хотя бы для порядка сурово посмотреть и погрозить кулаком. А то с этим Тетрасом и оглянуться не успеешь, как окажется, что во всех книжных лавках, от крайне модной «Вдовушки», куда с опозданием всего лишь в две недели по сравнению с Вал Руайо поступают все новинки, до полулегальных безымянных, где можно найти даже пятисотлетние трактаты по демонологии на древнем тевине и чуть ли не со штампами библиотеки минратосского Круга, появился новый роман. Да ещё и с аннотацией от «Распутной вдовы».
А то Авелин Валлен и Донник Хендир уже прославились. Конечно, формально они не имеют никакого отношения к «Мечам и щитам», но все, кто должен, в курсе кем являются прототипы.
«Храмовники такое не читают!» – мог бы возмущённо воскликнуть сер Каллен, если бы кто-то смог выловить в его мыслях упоминание книжного вестника и уличить его, хотя, скорее всего, румянец его бы выдал. Даже несмотря на то, что в тот (единственный!) раз, когда он держал эту брошюрку в руках, он был не только не при исполнении, но и не в доспехах. И когда отбивался от Варрика, нарочито безразлично прикидывающего, сколько экземпляров тиража успело разойтись из лавочки на торговой площади Казематов до того как сера Рыцарь-Командор велела выкинуть «эти писульки» и волевым решением запретила торговцами Казематов брать новую книгу Варрика Тетраса на реализацию, – тоже.
Собственно говоря, он был не в доспехах и когда саму книжку в руках держал. 
Собственно говоря, он был не только не в доспехах, но и не в…
Мысленно ругнувшись и тут же шёпотом пробормотав извинение в адрес Андрасте, сер Каллен ненадолго остановился перед дверью и порадовался тому, что леди Лиандра, похоже, сегодня вечером наносила визит кому-то из своих старых-новых подруг. Не хотелось бы прямо при ней устраивать сцену.
Хотя, конечно, какая разница – при ней забирать её сына в Круг или не при ней?

Первым, что он увидел, войдя, была огромная деревянная бадья, наполненная, судя по всему, кипятком, первым, что он почуял – ужасный в своей концентрации аромат трав, настолько сильный и раздражающий, что…
– Апппчхи!!
Вода пошла пузырями, забулькало, после чего из воды показалась черноволосая макушка.
– Здравствуй, Каллен, – профыркавшись от воды, поздоровался Хоук, не поворачиваясь к двери купальни. – Прикрой, пожалуйста, дверь, там холодно. Желательно, с этой стороны.
– Пчхи! – повторил сер Каллен и зажал переносицу пальцами, стараясь дышать через рот.
Тому, что Хоук знал, кто пришёл, можно было не удивляться, одно слово – маг!
Выждав, сер Каллен медленно и осторожно вдохнул раскалённый воздух, но, кажется, больше ему чихать не хотелось.
— Это что за вонь? — прогнусавил он, внимательно оглядываясь.
Конечно, никаких неоспоримых доказательств он и не рассчитывал найти, но, с другой стороны, ему вообще-то и не положено их искать, не в отношении отступников, по крайней мере, а Гаррет Хоук был магом и отступником, — сер Каллен это знал так же твёрдо, как песнь Трансфигураций.
У бадьи прямо на полу небрежной кучей валялась одежда, чуть поворошив её носком сапога, сер Каллен с мрачным удовлетворением констатировал: на тельной рубахе была отчётливо видна засохшая кровь. Причём много. Для обвинений у него было всё, что нужно.
— Тебе полный лекарственный состав с перечислением пропорций?
— В таких подробностях не надо, — не удержался сер Каллен, — мне бы просто название, какое у травников спрашивать, буду использовать как средство допроса. А то концентрацию с непривычки сбивает на раз.
— Это мой личный состав, — судя по голосу, Хоук улыбнулся, — если хочешь, поделюсь. 
Обойдя бадью, сер Каллен остановился так, чтобы видеть лицо мага: может, он и не был опытным дознавателем, но уж сейчас-то рассчитывал, что по лицу конкретно этого мага прочитать правду и ложь сумеет. Потому что если не сумеет, то ломаный медяк ему цена как храмовнику и место ему где-нибудь в охране, изображать из себя статую в доспехах, "бдить и не пущать".
— А зачем тебе понадобилось такое устраивать... делать? Это какая-то новая мода у знати? В прошлом году, помнится, у знатной молодёжи было модно иметь при себе подвеску-ладанку с настоящим ламповым маслом из Церкви, так что было непонятно, в Крепость наместника ты пришёл или в Церковь, потом на лавки травников было самое настоящее нашествие, потому что кто-то кому-то сказал, что якобы дым сожжённых листьев чёрного эмбриума обладает не то свойствами сильного афродизиака, не то просто воспринимается как самые изысканные орлейские духи от придворного парфюмера...
— Это не духи, — негромко ответил Хоук, опершись о край бадьи спиной, — просто я предпочёл совместить полезное и полезное. Знаешь ли, хочется отогреться, — не открывая глаз, он выдохнул струйку ледяного пара.
— Замёрз?
— А по мне не заметно? — язвительно переспросил маг. — Сам же знаешь, что при магии бывают побочные эффекты.
— Как-то неубедительно ты мёрзнешь, не хватает достоверности, к примеру, ледяной корочки в воде или сосулек под потолком.
— А я тут уже где-то пару часов мокну, — Хоук вытащил из воды руку и продемонстрировал сморщившуюся кожу на подушечках пальцев. — Всё самое интересное ты уже пропустил. Эх, говорила же мне мама, что огненный маг в хозяйстве полезнее и в обиходе удобнее, и зачем я выбрал приоритетом лёд, а? Где была моя голова?
Сер Каллен демонстративно громко вздохнул и закатил глаза. Стенания о загубленной жизни ледяного мага Гаррета Хоука он слышал не раз и не два, так что мог и сам весьма близко к тексту процитировать.
— Ты ещё скажи, что не умеешь огнём кидаться! Как будто я не видел всех этих зажаренных до черноты бандитов! Как ты прогуляешься поздно ночью, так наутро в сводке стражи пара-тройка разбойничьего облика трупов с подозрительными огненными ожогами!
— Ну, умею, и что с того? Но я почему леденею сам, как переколдую?
— Запишись на консультацию к Первому Чародею, — фыркнул сер Каллен, — готов спорить, он и так знает, что ты маг.
Хоук вздохнул:
— Да я как бы уже...
— И как?
— Как-как, я с трудом отбился от исследовательского зуда Орсино, хорошо хоть он один был, а если бы хоть пара магов с кафедры целительства, то, боюсь, целым и невредимым я оттуда бы не вышел.
От дрожи от воспоминаний в голосе Хоука сер Каллен невольно рассмеялся:
— Эти могут, да. Кстати, а где ты так переколдовал-то?
Вопрос был интересным: "переколдовал" в случае с Хоуком означало как минимум двадцатикратный резерв, потраченный на заклинания, но это — слишком много, тело можно было бы до костей сжечь, да что там, этого хватило бы не на одного храмовника, а на целый отряд!
И где же в таком случае остальные жертвы?
— Да сдуру сунулся, куда не следовало.
Подземелья между Казематами и Клоакой точно были местом как минимум небезопасным для прогулок, так что сер Каллен согласно кивнул.
— А куда сунулся? — для успокоения совести поинтересовался он — Неужели вы в экспедиции мало заработали?
— Заработали достаточно, но ведь не гору золота и самоцветов. Да и потом, что мне теперь, сесть и, как это описывает Варрик, заслуженно наслаждаться плодами хорошей работы?
— А почему нет?
— Ленивый маг — мёртвый маг.
— Ну, мёртвым магом можно стать не только от лени...
— Ага, я знаю. Именно поэтому я тут и отмокал.
Помолчав, Хоук сдвинулся к центру бадьи и нырнул, потом помотал головой, отряхиваясь, и принялся выбираться из воды. На стоящего в сторонке Каллена он обращал внимания не больше, чем обычно, что, с одной стороны, было обнадёживающим моментом (не считает, что его подозревают в убийстве?), а с другой — почти что настораживающим. Либо маг был так уверен в своих силах, что присутствие рядом храмовника его никак не пугало, либо был так убеждён, что ему нечего бояться, потому что его жертву найдут ещё нескоро, а к тому моменту над трупом поработают и крысы, и время.
Сейчас рассматривать вытирающегося Хоука было даже как-то... Каллен вздохнул и устало опёрся о стену, отводя взгляд.
Если бы не случившееся, он бы уже давно стоял гораздо ближе.
И не просто стоял бы... Кому рассказать, что знаменитый в определённых кругах наёмник, с равным спокойствием сражающийся и с бандитами и с демонами, может быть таким... Разным. Может сперва разорвать на две половины Одержимого, после чего бесцеремонно распотрошить доспех его жертвы и начать лечить, заменяя умение — старанием и большим резервом, изрядно приправленными такими богохульствами, что Каллен, наверное, не сдох именно для того, чтобы высказать отступнику всё, что он думает. Может бесцеремонно высказывать прямо в лицо храмовнику своё отступничье мнение о некомпетентности начальства ордена храмовников, после чего — захохотать, соглашаясь, что и сам он не подарок на Сатиналью, и предложить [безумный] план по расформировыванию киркволлского Круга путём распределения его членов по "более адекватным Кругам". И не то чтобы Каллен был не согласен с тем, что его собственный прежний Круг был гораздо более приличным местом, но...
— Ты спишь, что ли? Каллен!..
Каллен вздрогнул, проходя в себя, и уставился на Хоука, протягивающего ему глиняную миску с вязким и противным на вид зеленоватым содержимым.
— Я говорю, поможешь мне? Я до спины сам не дотянусь, а звать на помощь Варрика как-то не особо хочется, при всём моему к нему уважению, он сейчас скорее не боевой товарищ, а писатель, находящийся в поиске вдохновения для написания жаркой постельной сцены. Знаешь ли, как-то пока не испытываю желания послужить моделью для героя.
Машинально взяв сунутую ему в руки миску, Каллен уставился на спину развернувшегося Хоука и надолго застыл в ступоре.
Вообще-то, он отлично помнил эту спину и на вид и на ощупь, мог с закрытыми глазами нарисовать схему шрамов и перечислить, какой от чего появился... Но вот этих двух групп по три шрама ещё одиннадцать дней назад не было.
Более того, он готов был спорить на свой меч, что им не более суток, а скорее даже меньше.
— Эээ, и что это такое? Хоук?
— А, не обращай внимания, со спины набросились.
— Кто???
Раны выглядели так, будто у нападавшего в руках был... на руках были когти.
После того как удалось спасти Керана от Тароне, Каллен лично обыскивал убежище малефикарки-демонолога и был уверен, что изъял и сжёг все-все рабочие записи по проведению принудительной одержимости.
Да и на руках сера Алрика не было когтей, а Одержимые не превращаются обратно после смерти в исходное состояние.
— Я не уследил и в какой-то момент на меня один из выводка набросился...
— Из выводка? — Каллен недоумённо помотал головой, словно надеялся, что от этого в голове хоть немного прояснится и слова Хоука станут понятнее.
— Что, ты никогда про драконлингов не слышал?
— Слышал, но при чём здесь они?!!
— Ты мажь, мажь, не отвлекайся, — скомандовал Хоук, после чего хмыкнул: — я же сказал, что сунулся, куда не следовало. Вот уж поистине не нужно было и в первый раз лезть в Костяную яму. Тогда там обитала совсем обычная драконица... Хорошо звучит, да? Надо будет Варрику сказать, хе. В общем, та драконица была старой. А сейчас на освободившееся место, логово-то там отличное, явилась молодая. Сильная, злая, да ещё и самцов при ней было аж трое. И выводок относительно недавно вылупившихся драконлингов. Считай, полный набор, чтобы сдохнуть. Либо отравишься, либо разорвут, либо сожгут.
— Костяная яма? — переспросил Каллен, понимая, что он совсем ничего не понимает.
— Угу. В этот раз шахтёры не стали дожидаться, пока их сожрут, а сбежали оттуда сразу же, как заметили опасность. Но вот Хьюберт отчего-то решил, что раз шахтёров там нет, то драконица скоро улетит, мол, есть же ей теперь некого. Думал сэкономить на найме. Ну вот драконица и успела высидеть выводок...
— И сколько?
— Десяток точно, успешная наседка.
— Я даже не сомневаюсь, что после тебя там никого живого не осталось, — негромко прокомментировал Каллен, запуская пальцы в густую мазь. — Отличная добыча, я так полагаю?
Чего было у Хоука не отнять, так это полнейшего отсутствия какого бы то ни было кокетства: он не ойкал, не вертелся, словно был на приёме у целителя. Хотя Каллен был готов спорить, что свежие шрамы если и не болели, то как минимум чесались.
— Если бы в логове драконицы обнаружился сундук с золотом или хотя бы пара-тройка тел драконоборцев, то добыча была бы отличной, а так — да, хорошая. Разве что не слишком простая для реализации. Мало у кого из рыцарей найдётся достаточно денег для того чтобы приобрести себе доспехи из драконьей кости, вряд ли больше найдётся тех, кто захочет броню из драконьей чешуи. Оружие из кости — тоже вещь очень специфическая... К тому же у нас с Варриком на руках не готовый товар, а всего лишь материалы. Нужно искать кузнеца, который умеет работать с таким материалом. Короче говоря, это всё долгая история, и на данный момент мы скорее в убытке. 
— Ты ещё вспомни, что тебе нужно для леди Лиандры достойное приданое собирать, — фыркнул Каллен, припоминая присказку Хоука.
— Иди ты знаешь куда? — буркнул Хоук. — Я в этом доме лишний раз и подумать боюсь о своих планах. Ну то есть это, конечно, наша общая с Галваном идея...
— Ммм?..
— С сенешалем Браном знаком, сер рыцарь-капитан? — с лёгкой усмешкой поинтересовался Хоук. — Так вот сенешаль вдовец, и у него есть сын, а учитывая, что сыну надоело смотреть, как любимый папа в отсутствие крепкой женской руки либо отдаётся работе, либо идёт в загулы в свободное от работы время...
— Какое коварство, — тихонько рассмеялся Каллен, растирая остатки мази вокруг шрамов, — целый заговор. Бран Кавин, я так понимаю, тоже не в курсе своей грядущей женитьбы?
— Нет, разумеется. Хотя он вряд ли будет против. Мы с Галваном никуда не торопимся, их, главное, не спугнуть...
— Удачи вам, — хмыкнул Каллен и поинтересовался: — ты уже закончил с лечебными процедурами или как?
— Здесь — закончил.
Утруждать себя одеванием Хоук не стал, просто замотавшись в широкое полотенце, и первым направился к двери; когда они поднялись в гостиную, Каллен с лёгким недоумением обнаружил, что ни гномов ни следов их работы нет, либо они уже закончили со своим "рукоделием", либо просто перешли в более удобное место, учитывая недавнее любопытство Варрика, Каллен ставил на последнее.
В спальне уже было натоплено, на столе у окна стоял поднос с тарелками, накрытыми крышками, пара бокалов и бутыль, на какое-то мгновение наличие двух бокалов смутило Каллена, после чего он сообразил, что Бодан просто-напросто сервировал поднос как и прежде.
— Ты голоден? — поинтересовался Хоук, рухнув на кровать прямо поверх одеяла. — По времени-то для ужина в казармах ордена явно было рано, когда ты оттуда уходил, а обед ты, готов спорить, снова пропустил.
Вообще-то, обед он действительно пропустил, однако есть не хотелось. От вида устало развалившегося на кровати Хоука на Каллена накатывало какое-то запоздалое облегчение, и это облегчение перекрывало собой всё прочее.
Может, сера Алрика и убил какой-то отступник, но это точно был не Гаррет Хоук. Хоук не мог быть в двух местах одновременно. Конечно, вряд ли удастся установить точно, кто это был — свежесбежавший маг (сер Каллен сделал мысленную пометку: проверить списки магов Круга), или какой-нибудь закоренелый малефикар, или тевинтерский маг, или... или и вовсе гномы-контрабандисты из орзаммарской Хартии. Кто их знает, этих гномов, может, у них действительно зачарование рунами есть на каждом паршивом засапожном ноже, не говоря уже о настоящем оружии?
В конце концов, кто-то ведь доставляет в Казематы контрабандный лириум?
Потушив светильники, Каллен разделся при одном только свете от камина, пока Гаррет вытаскивал из-под себя край одеяла, чтобы перекатиться на перину; подойдя к кровати, Каллен замер.
— Передумал? — зевнул Гаррет, потягиваясь. — Койка в казарме тебе милее?
— Ты же знаешь, что нет, — пробормотал Каллен, продолжая стоять.
Даже спустя год их странных и очень тайных отношений происходящее между ними его неимоверно смущало. Он опасался, что кто-нибудь из компании ныне покойного сера Отто Алрика вызнает, что "тайный любовник" сера Резерфорда Гаррет Хоук является магом, он с внутренней дрожью разбирал анонимные доносы, приходящие в Казематы, а уж отчёты городской стражи о происшествиях, которые предположительно могут быть связаны с отступниками и вовсе вызывали головную боль... Но отказаться было просто немыслимо.
Хоук порой мог раздражать, а то и вовсе выбешивать, но это всё равно была здоровая бодрая злость, а то от обитателей Казематов хотелось просто взвыть и побиться головой о ближайшую стену.
Да, магам нужен контроль. Но ведь не контроль тюремщиков!.. Не творящееся в Казематах беззаконие!
Даже вне спальни Хоук одним своим видом служил напоминанием, что маги умеют быть нормальными.
Даже бы и без того, что было у них, Хоук был надёжным товарищем, и Каллен отлично понимал, что двигало сером Мореваром Карвером, выпустившим отца Хоука из Круга и сфабриковавшего его смерть.
Если бы Хоук оказался в Кру...
— Каллен, — зевнул Гаррет ещё более заразительно, — иди сюда и все свои мысли додумывай тут, я спать хочу.
Каллену оставалось только послушаться.
Обустраивался Гаррет долго и старательно, наконец, придавив Каллена собой к перине, он засопел ему в плечо, почти мгновенно провалившись в сон. Конечно, это было не совсем удобно, Каллен бы предпочёл обнять, прижавшись со спины, но, учитывая недавние свежезалеченные раны, это было простительно и терпимо.
Полежав какое-то время, Каллен всё же не выдержал и едва-едва слышным шёпотом покаялся:
— Вообще-то, у меня завтра не свободный день. Я шёл... шёл тебя арестовывать...
Он почти поверил, что его идиотски-глупое признание останется просто глупостью для очистки совести, как в плечо сонно шепнули:
— В Круууг?..
Каллен замер, буквально холодея от страха.
— Угу, — обречённо вздохнул он.
— Каллен, ты дурак, — как-то лениво усмехнулся Гаррет и широко зевнул, жарко выдохнув ему в шею. — Какой храмовник в здравом уме идёт арестовывать мага, владеющего атакующими стихийными чарами, но при этом не утруждает себя тем, чтобы нацепить доспехи и, извини за прямоту, взять меч?
Каллен от комментария немедленно почувствовал себя не просто дураком, а безмозглым идиотом: он же ещё и в одиночку пошёл! Хотя отступник-стихийник это задача как минимум для полудюжины опытных храмовников.
— Мдааа...
— За что хоть арестовыва-а-а-ать?
— В подземелье под Казематами нашли Отто Алрика, — вздохнул Каллен, — в числе предсмертных ран нашли ожоги от молний. Да и называл ты его не иначе как ублюдком, которого удавить мало.
— А я, разумеется, единственный, кто мечтал его удавить, утопить или поджарить. И то, что у меня вот уже почти два месяца посох, зачарованный на магию Духа, ты, конечно же, пропустил мимо...
— Эээ... Видимо, да, — обречённо вздохнул Каллен.
— С тебя книга по целительству, — решил Гаррет. — Думаю, Орсино тебе с удовольствием поможет подобрать, особенно если скажешь, для кого.
— По целительству?..
— Ну не по вызову демонов же, — фыркнул Гаррет, — мне нужна полезная книга по магии, сам же помнишь, что с целительством у меня не очень.
— Просто книга? Всего лишь книга?
Гаррет улыбнулся, обнимая Каллена чуть крепче:
— А всё остальное для того, чтобы быть счастливым, у меня уже есть.

bottom_banner

bottom_bottom_banner


URL записи

URL
   

Моя <3 Клоака

главная